Новости

«ТЕХНОЛОГИЯ ИСКУССТВЕННОГО ИНТЕЛЛЕКТА ВЫСТРЕЛИЛА СЛИШКОМ РАНО»

По данным аналитиков BSG, рынок ИИ растет каждый год на 30-50% и к 2025 году может достичь $200 млрд. Лидером гонки является Китай, уже заявивший о том, что в ближайшие годы инвестирует в интеллектуальные технологии не менее $50 млрд. Такое бурное «наступление роботов», конечно, вызывает вопросы: можем ли мы учить машинный интеллект быть этичным, ведь сами «учителя» — не образец этики. И как не перейти грань между ИИ-помощником и ИИ-оружием? Об этом на форуме «Открытые инновации» 20 октября говорили участники сессии «AI or Not to AI? Искусственный разум приглашен руководить».

Россия находится на передовых позициях в разработке систем ИИ, но по ряду причин еще далека от «абсолютного первенства», сообщил помощник Президента Максим Орешкин: «По отдельным направлениям Россия в лидерах. Например, автономное движение. Технологиями, которые есть у Яндекса, располагают только США и Китай. Или использование ИИ в финансах: российские банки показывают одни из лучших результатов в мире. В целом наша экономика пока не готова — недостаточен уровень цифровизации, объем накопленных данных, не применяются алгоритмы, нет автоматического принятия решений. И недаром президент, определяя стратегические направления страны до 2030 года, одной из целей назвал ее цифровую трансформацию. Нам предстоит еще поработать, чтобы получить эффект от ИИ, который позволит экономике сделать шаг вперед».

Вице-президент Philips, руководитель Центра Data Science и AI Тина Манохаран обратила внимание, что сегодня ИИ широко применяется в медицине для более точной ранней диагностики заболеваний и качественного мониторинга пациентов с коронавирусом, чтобы врачи могли сфокусироваться на тех, чье состояние требует немедленной помощи. Разрабатываются машины, которые распознают эмоции и могут анализировать ментальное здоровье, улавливая риски развития аутизма и болезни Паркинсона, замерять уровень тревожности и помогать нам справляться со стрессами, рассказала сооснователь и CEO Affectiva Рана Эль-Калибу.

Руководитель технического отдела по правительственным, рыночным и торговым вопросам Intel Клэр Вишик отметила, что темпы развития ИИ сдерживаются как технологическими барьерами (так, для функционирования и совершенствования систем требуется большое количество электроэнергии), так и социальными. В частности, возникает вопрос баланса технологий и прав человека.

Великолепие ИИ в том, что он позволяет добиваться результатов в короткие сроки, заявил президент Microsoft в Центральной и Восточной Европе Филипп Рогге: «Мы активно ищем наиболее инновационные проекты во всем мире, работая с разными компаниями и в России. Например, робот для решения задач рекрутинга читает все резюме, отвечает на вопросы соискателей, все это значительно экономит время». Сами технологии тоже развиваются стремительно, добавил эксперт: «Вчера только начали фундаментальные исследования, а сегодня получили готовый продукт!»

Оптимизм спикеров слегка «пригасил» специальный представитель Президента РФ по вопросам цифрового и технологического развития Дмитрий Песков. Он предложил собеседникам мысленно перенестись на сто лет вперед и посмотреть на их дискуссию глазами людей будущего.

«Я бы трижды произнес «слишком». Слишком рано: технология ИИ выстрелила в то время, как другие технологии для нее еще не готовы. Слишком быстро: общество не понимает, как она развивается. Это значит, что страхи перед ИИ растут гораздо быстрее возможностей. Запрет на распознавание лиц в ряде штатов США — пример выбора регресса ради обеспечения прав человека. И слишком дорого: мы видим, что для серьезных задач нужно на порядок больше энергии, чем сегодня. Обучить GPT3 под силу Google, менее масштабные компании не потянут. Мы упираемся в энергетический барьер и барьер архитектурный», — сказал Дмитрий Песков.

Эксперт отметил, что существующая архитектура нейросетей имеет сложившиеся границы применения, и инвестировать в нее неэффективно, сильный ИИ будет строиться на других принципах: «Говорят, современный человек примерно на 5% неандерталец. В будущем ИИ может быть столько же от нынешнего поколения, сколько в нас от человека эпохи палеолита».